Экспонаты
Крест напрестольный. Распятие с предстоящими. Господь Саваоф. Св. Дух. Грехопадение - Сцены страстей. 1822 г.
Крест напрестольный. Распятие с предстоящими. Господь Саваоф. Св. Дух. Грехопадение - Сцены страстей. 1822 г.
Наименование, название
Крест напрестольный. Распятие с предстоящими. Господь Саваоф. Св. Дух. Грехопадение - Сцены страстей
Датировка
Материал, техника
серебро, дерево, металл недрагоценный; резьба, чернь, золочение
Размер
41,5х25,5х1,4 см
Место создания/находки
Россия, г. Москва
История предмета
Поступил до 1941 г. из Свято-Юрьева монастыря. Предшествующая история неизвестна 22 Немецкая гравюра на дереве эпохи Альбрехта Дюрера. Каталог выставки. М., 1988, № 84. С начала XVI века данный сюжет становится особенно популярным среди художников Северного Возрождения. Так, в серии гравюр «Страсти» базельского художника Урса Графа есть лист «Христос с инструментами пыток» 1508 года.22 В центре изображен Иисус Христос с распростертыми руками. За ним — открытая пустая гробница, на которой ризы Христа и игральные кости (на ней). Над головой Христа — балка (верхняя перекладина) креста, на которой висят розги и плеть. Над балкой слева — 30 сребреников, сложенных в три столбца. Слева от Христа — петух на колонне, обвитой вервием; голова Иуды с мешочком с деньгами на шее; три гвоздя; справа — рука (кисть правой руки), заушившая Господа; бюст (в профиль) плюющего человека, ниже — голова воина. У ног Христа справа — умывальница Пилатова (кувшин на поддоне), у фигуры Иисуса — копие и трость с губкою. 23 Ук. соч. № 106. К тому же кругу памятников принадлежит гравюра 1516 года нюрнбергского художника Вольфа Траута «Прощание Христа с матерью».23 На ней представлен Христос в терновом венце, справа от него — Богоматерь с мечом в груди, за ней — три гвоздя, копие. На фоне — трехконечный крест с висящими розгами и плетью, трость, колонна. Западные аналогии рассматриваемому иконографическому изводу можно найти еще в большом количестве, однако необходимо обратиться и к русским изобразительным иконографическим источникам XVII века, оказавшим влияние на сложение иконографической схемы Орудий Страстей Христовых на памятниках прикладного искусства. 24 Произведения иконописцев Оружейной палаты Московского Кремля из собрания Останкинского дворца-музея. Каталог. М., 1992, № 4. Так, одним из ранних примеров появления данной иконографии в русском искусстве может служить икона «Распятие» царского изографа Ивана Максимова, написанная им в 1671 году.24 На ней представлены следующие Орудия Страстей Господних: слева в глубине — крест восьмиконечный с терновым венцом, гвоздями, губкой и пикой; справа — мраморный столп с орудиями пыток; у ног предстоящих — фонарь, клещи, молоток, мешочек с высыпавшимися монетами, кубок (потир), раскрытая гробница с алой плащаницей, меч, отрубленное ухо, сосуд (кунган) на подносе. Внизу (среди орудий) надпись киноварью: «Орудия Святых страстей Христовых». Илл. 10 25 В настоящее время Евангелия находятся в экспозиции Оружейной палаты: 1. Вклад царя Федора Алексеевича в Верхоспасский собор Московского Кремля в 1678 г. Оклад исполнен мастерами золотой палаты Михаилом Васильевым и Юрием Фробосом; 2. Вклад царя Федора Алексеевича в церковь Воскресения Словущего Московского Кремля в 1678 г. Оклад исполнен мастерами золотой палаты Юрием Фробосом и Дмитрием Терентьевым. В овальных клеймах помещены Орудия Страстей. 26 Покровский Н. В. Ук. соч. С. 377. К последней трети XVII века относятся также два оклада напрестольных Евангелий с подробным изображением Орудий Страстей, исполненные царскими мастерами золотой палаты [илл. 10].25 Н. В. Покровский в своем исследовании «Евангелие в памятниках иконографии» описывает лист из Сийского иконописного подлинника (л. 212), на котором изображено следующее: «Христос стоит без нимба; в деснице Его четвероконечный крест, к которому, в пункте пресечения балок, прикреплен терновый венок; в шуйце трость и копие с губою; внизу лестница, гвозди, молотки, сосуды, клещи, копье, три пучка прутьев, жезл (?), колонна с бичем, петух, кисть руки и бюст неизвестного лица; иногда добавляются сосуды, мешок с высыпающимися из него деньгами, фонарь, рука, потир, туника, Нерукотворенный образ, жребий, бердыш, меч, лентий и цепь, как на русских антиминсах XVII–XIX в. в композиции положения Христа в гроб» [илл. 13]26. Илл. 13 27 Алексеева М. А. Малоизвестные произведения русского искусства XVII — первой половины XVIII в. — гравированные антиминсы // ПКНО. 1982. Л., 1984, с. 431. Подобные изображения и послужили основой при создании композиции на гравированных антиминсах конца XVII века. В южной России антиминсы регулярно стали печатать с 1620-х годов. Здесь была распространена композиция «Христос сидящий на гробе»27. В Москве же гравировать антиминсы начинают с середины XVII века. И в них чувствуется влияние южнорусских образцов. В свою очередь, антиминсные композиции московской работы находят повторения в декоративном искусстве и живописи. Проникновение западно-европейских католических влияний шло в этот период через юг России. Антиминсы конца XVII столетия, также как и кресты этого времени — примеры южнорусских связей Москвы. Интереснейшим примером рельефного изображения Орудий Страстей являются детали (фрагменты) с резного креста Г. С. Шумаева. В «Подробной описи резного креста работы Григория Семеновича Шумаева, хранящая в московском Сретенском монастыре», составленной им в 1762 году можно найти следующие описания частей креста: «Во внутри града Иерусалима. ....... 28 Соболев Н. Н. Резные изображения в московских церквах. Старая Москва. М., 1914, вып. 2, с. 116–117. 1. Страсть Господня молоток и клещи 3. Страсть Господня бердыш и трость 12. Страсть Господня, бич и ударение по ланиде 33. Страсть Господня лестница и столп 35. Страсть Господня, фонарь и веник 44. Страсть Господня кунган и цена крови 30 сребренник 46. Св. крест Господень со страстьми.»28 29 Тарасова И. В. Апокрифы по спискам XVIII–XIX веков из собрания ГМИРиА //Православие в Древней Руси. Л., 1989, с. 71. Обратимся к литературным источникам подобных композиций. Наиболее ранним из них является апокрифическое сказание о страданиях Иисуса Христа и созданная на его основе книга «Страсти Христовы», переведенная с польского на белорусский язык в XV веке. В основе же этой книги лежит «Никодимово Евангелие», известное в русских переводах с XIII века.29 30 Сакович А. Г. Миниатюры из русского апокрифического сборника середины XVIII века //ПКНО. 1982. Л., 1984, с. 329. Цикл «Страсти Христовы» занимал большое место в русской рукописной литературе, в песнях калик перехожих. На Руси в XVII–XVIII столетиях «Страсти» многократно переписывались и часто украшались миниатюрами или вклеенными гравюрами (Л. Бунина, А. Гочемского и др.). Старообрядцы читали их на Страстной неделе вместо Евангелия.30 В кириллических изданиях старообрядческих типографий рубежа XVIII–XIX веков (во Львове, Почаеве, Супрасле и других местах) «Страсти Христовы» занимали не последнее место. Приведем текст главы 16 из сборника «Страсти Христовы»: «О возложении на Господа Бога и Спаса Нашего IC ХС Сына Божия тернова венца и о биении тростию по святей главе его и о посаждении его в темницу. 31 ЦМиАР КП 3946/713. «Страсти Христовы». Супрасль, 1795. (с миниатюрами). Воини же жидовствии, вземши у Пилата Господа нашего Исуса Христа, и снемше с него одеяние его, и одеяша его хламидою червленою, и сплетше терновен венец, тесен велми. И едва возложиша на святую главу его и згнетше. И биша по тесному венцу, и от острия терновнаго святую главу его пронзиша даже до мозгу. И тогда истече пречистыя крове его многое множество, якоже от крове его и земли обагритися. И даша ему в десную руку трость, и поклоньшеся на колену пред ним ругахуся ему, глаголюще: радуйся, царю иудейский, и плюнувше нань прияша трость, и бияху по главе его. Потом же воини беззаконнии нападоша на Господа нашего Исуса Христа, с яростию, и биша его немилостивно, ибысть ему мука горши первых мук, и вся первыя раны его повредиша. И егда поругашася ему, совликоша с него багряницу и облекоша его в ризы его, и всадиша его в темницу дондеже уготовят крест ему».31 Но особый интерес для нас представляют вирши из книги Иоанникия Голятовского «Души людей умерлых», изданной в Чернигове в 1687 году. В них соединилась изобразительная и литературная традиции. В подлиннике графа А. С. Уварова (№ 291, от л. 5) на каждой странице киноварью написано в последовательном порядке по одной из букв имени Христа с изображением предметов мучения и страстей Господних, а под буквою помещено объяснение в силлабических виршах, а именно: I в виде столпа с петухом наверху: До столпа Иисус Христос наги привязанный, Егда от мучителей злых велми бичеванный. С с изображением внутри его сребренников: За тридесять сребреник Иисуса купили, Дабы на прелютую его смерть осудили. У церковно-славянское, в виде клещей: Гвозди из рук, из ног вынимали клещами, Егда со креста снимали руками. С с изображением внутри его четырех гвоздей: Гвоздми руки и ноги Христовы прибиенный, Егда бесчестно был до креста вознесенный. X с изображением трости и копия, положенных крестом: Трость в губе желчь и оцет принесоша Христови, Копие прободает бок избавителеви. Р в виде чаши: Чашею Христос все нарицает, Да минет чаша сия — произрекает. И в виде лестницы: Егда приставлена была тамо драбина, В час есть свидетель година. С с изображением вервия внутри: Вервием Христа, ах, невиновато вязано, Егда без милости за нас обругано. Т в виде креста: Крест нам болше возвестит о Христе Иисусе, Которы весь свет судити будет на воздусе. 32 Буслаев Ф. И. Литература русских иконописных подлинников. Он же. Исторические очерки русской народной словесности и искусства. СПб., 1910, т. 2, с. 390–391. О в виде тернового венца: Главу Христу терновая пронзала корона, Егда придет Христос, Спаса наш от Сиона. С с молотом и орудиями казни: Млат до креста прибил Исусовы руки, Прибил и ноги терпящему злыя муки. Плеть и розга творили избавителеви злости, Тако оставили в нем кости.32 Ранее, белорусский писатель Симеон Полоцкий в пьесе «Вирши в Великий Пяток при выносе плащаницы» (1650-е гг.) как бы «одушевляет» Орудия Страстей Христа, вкладывая в их уста следующие реплики: «...Пойдем же, и пусть каждый дабы услужить Богу, возьмет то, чем ему услужила бы Душа. (Тут уж будут брать): 1. Венец: Раз нет креста, взамен я беру венец, Который венчал чело жениха Души. 2. Гвозди: Мне достались восемь гвоздей святых, которые грехи наши к кресту прибили. 3. Трость: Для меня хороша и трость, которая написала спасение мое на кресте, а грехи стерла. 33 Симеон Полоцкий. Вирши. Минск. 1990, с. 230. 4. Копье: Копье для защиты охотно принимаю, которое над дьяволом и смертью торжествует. Итак, пойдемте же отсюда ко гробу, милые братья; вы же, отцы, с почтением тело несите».33 34 Русские мастера живописи и гравюры XVI–XVIII вв. Каталог выставки. М., 1989, кат. № 38. Существует целый ряд русских икон XVIII–XIX веков на сюжет Страстей Христовых, где орудиям Страстей отведено особое место. Одним из наглядных примеров является икона 1714 года «Распятие со сценами страстей и евангелистами», написанная туляком Артемием Федоровым.34 На ней изображены ангелы, несущие в корзинах Орудия Страстей. На фоне иконы размещены пять кругов, в которых находятся: петух на колонне и перекрещенные копье и трость (1); фонарь, меч и отсеченное ухо (2); клещи, гвозди и молоток в корзине (3); гробница и сосуд с миром (4); лестница и перекрещенные копье и трость (5). Илл. 11 35 ЦМиАР КП 1401. Икона «Плач пресвятой Богородицы»; В частном собрании (Москва) находится датированная икона с тем же сюжетом: «Образ Пресвятыя Бцы Плачь 1798 г.», на полях изображены Ангел-Хранитель, св. Марой, свмч. Харалампий и муч. Феодосья. Вероятно, икона старообрядческая, семейная. Наибольший интерес для нас представляет ряд икон с редким иконографическим изводом «Плач Богородицы при кресте» [илл. 11], отдаленно напоминающим иконографию «Богоматери Ахтырской» (1739 г.). По всей видимости, появление данного извода относится к первой половине XVIII века и имеет прямую взаимосвязь с апокрифическими духовными стихами «Плач Богородицы» и «Сон Богородицы». На иконе изображена Богоматерь со сложенными на груди руками и пронзенной мечом грудью, перед ней — распятый на кресте Христос на фоне Иерусалимской стены, за ней — колонна с петухом. Перед Богородицей — белый стол с орудиями Страстей; на нем помещены розги, губка, чаша с крышкой, чаша с широким горлом (потир?), плеть, терновый венец, молоток, клещи, мешочек с высыпающимися сребренниками, кисть правой руки, риза Христа; за столом справа — пустая гробница.35 36 Цодикович В. К. Русское церковное искусство XVIII — начала XX века. Ульяновск, 1991, кат. № 24.; икона «О девице пречистая...» первой половины XVIII в. из собрания Петрозаводского музея изобразительных искусств, поступила из деревни Пелкула Медвежьегорского района Карелии. 37 Частное собрание (Москва). Помимо рассмотренного выше сюжета встречается еще один похожий иконографический извод — «О девице пречистая...», в котором Богородица изображается в овале, вписанном в ромб, в углах которого расположены символы евангелистов; у Богоматери руки скрещены на груди, пред ней стол с орудиями Страстей.36 Илл. 12 Интересно отметить, что иконы с такими сюжетами бытовали в старообрядческой среде. В XIX веке в той же среде появляются иконы, имеющие название «Страсти Христовы» [илл. 12], где каждый атрибут подписан. Как правило, на таких иконах в центре изображен Христос в терновом венце, сидящий в темнице, имеющий достаточно близкое сходство с деревянными скульптурами с аналогичным сюжетом. Перед ним расположены Орудия Страстей и различные атрибуты со следующими надписями: «рука заушившая Господа; нож Петров; розги; плетие; клещи; млат; гвоздие; трость ею же по главе биен бысть; умывальница Пилатова; повержение 30 сребрениц Июды; жребие (кости); риза Господня».37 38 ЦМиАР КП 4522. Крест первой половины XIX в.; Н. В. Покровский указывает также на выносной крест 1817 г. из Петербургской Академии Художеств. Ук. соч. С. 378. 39 Лубочный лист со сценой «Положения во гроб». XIX в. Собрание В. П. Пензина. Помимо икон подобные изображения мы находим на живописных запрестольных выносных крестах38 и на лубочных картинках.39 Меднолитые кресты с аналогичными композициями получают особое распространение в XIX веке. Они во многом копируют серебряные чеканные кресты, но в более упрощенном виде, с меньшим количеством деталей. На основе анализа обширного пласта памятников изобразительного и прикладного искусства, в которых использованы иконографические изводы, связанные с Орудиями Страстей Христовых, можно сделать следующие выводы: с конца XVII века широко распространяются на Руси изображения Орудий Страстей Христовых как на иконах и в гравюрах, так и на памятниках прикладного искусства — антиминсах и крестах различных типов; наибольшее количество крестов с подобной иконографией относится к типу напрестольных; основным центром изготовления крестов с данной символикой в России в XVII–ХIХ веках является Москва, откуда они распространяются в другие регионы России; иконографическим источником подобных композиций явились западные произведения XIV–XVI веков: иконы-индульгенции, немецкие и польские гравюры, а также «Лицевые Страсти», проникавшие на Русь через Польшу, Украину и Белоруссию; необходимо отметить влияние гравированных печатных антиминсов второй половины XVII столетия на сложение иконографии напрестольных крестов XVII–XVIII веков, хотя символика Орудий Страстей Господних разработана на крестах гораздо подробнее, чем на антиминсах, что свидетельствует о влиянии не только изобразительных, но и литературных источников на сложение иконографических изводов русских крестов; в орнаментации русских крестов XVII–XVIII веков особо ощущается влияние светского искусства: пышные барочные формы самих крестов, тяжеловесность, перегруженность деталями, композициями (например, Страстного и Евангельских циклов), орнаментами (гирляндами из цветов и лент, барочными картушами и др.); основное число рассматриваемых нами памятников связано с православной традицией и культурой, хотя, не исключено, что и в старообрядческой среде подобные кресты (в особенности — меднолитые) имели спрос и хождение. Этот вывод, по всей видимости, касается только старообрядцев поповского толка и единоверцев, так как на всех известных нам крестах в верхнем перекрестии изображался Господь Саваоф в отличие от крестов поморских, т. е. беспоповских, где вверху непременно помещался образ Спаса Нерукотворного. Так, на примере группы русских серебряных и металлических крестов с композициями из Орудий Страстей Христовых можно проследить стилистическую и иконографическую эволюцию от русского средневекового искусства к искусству Нового времени, влияние западных образцов и их трансформацию на русской почве.
Коллекция
Декоративно-прикладное искусство
Музейный номер
НГМ КП 1324 ДРМ-1086